О чем молчат ректоры?

К сожалению, последние четверть века Россия развивается без понятной обществу стратегии.  Не видно ее и  в сфере образования. То создавали массово негосударственные вузы, то теперь столь же массово их сокращаем. Безмерно радовались введению ЕГЭ, а теперь вдруг обнаружилось, что из региональных вузов таланты уезжают в столицу и обратно уже не возвращаются. А кому же поднимать матушку-Россию?  Кинулись в погоню за западными рейтингами, да вдруг обнаружилось,  что нашим вузам, тем более при санкциях, высот в Европе и Америке просто не светит по определению. Давай оценивать труд профессуры по публикациям в престижных зарубежных журналах,  да только забыли, что обучение и воспитание молодежи с таким подходом никак не коррелирует. То мы по-фурсенко готовим человека-потребителя, то возвращаемся к творческой личности, что, безусловно, правильно.

Несмотря на так называемые «майские» указы президента РФ, в большинстве вузов за несколько лет так и не удалось поднять зарплату профессорско-преподавательского состава выше, чем в среднем по региону. А почему? Все надеются, что вузы сами станут зарабатывать деньги. На платном обучении и научных разработках.  Но давно надо понять, что это утопия, а не выход из положения хронического недофинансирования вузов из бюджета и, если не хотим дальнейшего старения профессорско-преподавательского состава, то надо платить достойную зарплату. Вспомним, что в советские времена доцент и профессор зачастую получали больше директоров  заводов. Сегодня  даже зарплата школьных учителей в Москве больше многих преподавателей вузов. Неудивительно, что столичные школы — одни из самых лучших в нашей стране.

А что сейчас в высшей школе? Образовалась недопустимая «вилка» между окладами руководителей вузов и «рядовой» профессурой. И если раньше в ректоры не очень-то и стремились, то теперь «стоит очередь» из молодых и рьяных «мушкетеров», порой не обладающих необходимыми деловыми и моральными качествами.  То и дело слышно: у кого-то из руководителей диссертация — плагиат, скажем, в Московском «политехе», другой превысил служебные полномочия — и уже под домашним арестом, как в Дальневосточном федеральном, дальше и продолжать не хочется.

Когда-то решили ректоров выбирать. Вроде бы и сейчас это положение никто не отменял. Только министерство зачастую сначала назначает и.о. ректора, даже не посоветовавшись с коллективом. А потом, например, в Московском государственном лингвистическом университете до  выборов даже не доходит — назначен очередной новый кандидат.

Старая ректорская гвардия уходит на покой, честно отслужив 20-30 лет, даже, бывает, без благодарности от начальства. Тогда как на этих людей надо равняться, использовать их опыт. Но дилетантам, которых у нас развелось немало, на всех уровнях управления, это невдомек.

Конечно, назначенная около года назад министром образования и науки Ольга Васильева, несколько выправила положение дел в высшей школе, общается с людьми уважительно и корректно. Но команду надо растить длительный срок, как и вникать во все тонкости порученного дела. Есть ли в запасе такое время?

Уверен, что ректоры хотели бы узнать, за что  недавно награждены орденами  «За заслуги перед Отечеством» III степени руководители Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов и РАНХиГС Владимир Мау, уже много лет приближенные к власти. Вузовской общественности было бы интересно прочесть о конкретных успехах выпускников этих вузов.

Учитывая все перипетии, как-то угасли инициативы ректорского корпуса. На Советах ректоров редки дискуссии и предложения вышестоящим инстанциям.  Все больше слушают и берут к сведению.

Между тем, в стране назрело обсуждение насущных проблем. Например, на последнем Валдайском форуме президент РФ Владимир Путин выразил обеспокоенность: как бы образование не потеряло душу. А первый вице-премьер Игорь  Шувалов вопреки либеральным догмам, заявил, что государственные предприятия отнюдь не всегда менее эффективные, чем частные, и признал необходимость  стратегического планирования производства.

Новый формат  отношений, которые вызревает в России, безусловно,  требует и от нашей высшей школы пробудиться к демократическим инициативам по всему спектру актуальных вопросов. Очень важно найти золотую середину между стабильностью и развитием.

Практически не обсуждают ректоры и утечку наших кадров за рубеж. Как с целью поиска работы, так и дальнейшего образования. А ведь получившие дипломы в наших университетах за бюджетные средства, должны бы отработать хотя бы какой-то срок в  России. Но никто таких предложений пока не вносит.

Что же касается заграничного образования, то его достоинства явно преувеличены. Хороших университетов за кордоном мало, а преобладают «богадельни»  наподобие наших платных вузиков. Кстати, история России может предоставить примеры, когда государи ограничивали выезд молодых людей за рубеж, нацеливая их потрудиться на благо Отечества. Так, Николай I писал: «Те, кто выезжает за границу, возвращаются в Россию с самыми ложными и вредными о ней понятиями, не знают ее истинных потребностей, законов, нравов, порядка, а нередко и языка». Под страхом конфискации имущества дворянам сначала запретили пребывать за рубежом более пяти лет, а потом этот срок еще сократили. Позднее, запретили путешествия всем дворянам, которые еще не служили и не имели чинов. С 1844 года люди моложе 25 лет вообще не имели права уезжать из России по личным  делам. Когда же императору объяснили, что молодежь хочет учиться в Европе, он удивился: «Чему там учиться? Наше несовершенство намного лучше их совершенства».

А для жаждущих передовых знаний, Николай I открыл, например, Императорское московское техническое училище, ставшее одним из лучших в мире инженерных вузов и окрещенное в советское время не совсем логично «Бауманкой».

Согласимся с  известной журналисткой Татьяной Воеводиной: человек, выучившийся за границей, обычно там и остается, а если возвращается — закономерно становится в России «лишним человеком».

Воспитать и обучить патриота, нацеленного на возрождение сильной и процветающей России, думается, главная задача нашей системы образования, и, прежде всего, высшей школы.  Выпускник вуза должен стать не только профессионалом, но и человеком, ценящим российские традиции, справедливость, дружбу народов и  имеющим высокие и духовные устремления. Только такие люди способны создавать цифровую экономику  и продвигать Россию на передовые рубежи постоянного поиска человечеством лучшей доли.