Россия- страна победителей!

Борьба за интеллектуальные ресурсы в мире и за молодежь – отличительная особенность мирового развития в XXI веке.

Какова здесь значимость советского опыта, когда отрабатывались многообещающие образовательные и воспитательные технологии? Об этом виделось бы целесообразным вести речь сегодня, когда исполнилось 55 лет уникальному научно-образовательному эксперименту в нашей стране  по созданию и успешной деятельности системы специализированных физико-математических школ-интернатов (ФМШ) при 4-х флагманских университетах в СССР.

Об этой уникальной странице советской истории наглядно и убедительно можно говорить опираясь на создание и опыт физ-матшколы Новосибирского государственного университета или ФМШ НГУ (именуемой сегодня СУНЦ как специализированным учебно-научным центром.) НГУ уже много сказано и написано. Об этой первой в нашей стране специализированной физико-математической школе, (организатором и идеологом которой выступил академик Лаврентьев Михаил Алексеевич, Председатель Сибирского отделения Академии наук СССР) много сказано и написано.

В том числе, в периодическом издании Общества чехословацких математиков и физиков, в публикациях английского исследователя А.Оуэна, в воспоминаниях Президента Университета Джонса Хопкинса Милтона Эйзенхауэра, (брата экс-президента США Дуайта Эйзенхауэра), и других работах, раскрывающих международную значимость  научно-образовательного эксперимента в Новосибирском Академгородке

Помимо высоких оценок (восторженных и комплементарных) встречаются также критические и скептические: «Зачем нужно было загонять талантливых подростков в советский интернат?»; «Зачем сегодня интернатное проживание, когда есть возможности дистанционного обучения?». На все эти полупровокационные и даже ангажированные вопросы имеются убедительные ответы с железобетонными аргументами, с опорой на конкретный опыт и результативность в течении пяти с лишним десятков лет реального, а не виртуального обучения в ФМШ – СУНЦ НГУ.

Закономерно, то что доминирующими все-таки являются высокие оценки опыта ФМШ–СУНЦ НГУ, акцентирование преобладающим  большинством авторов явно выраженной общественно-политической значимости этого опыта, партийной мотивации и гражданской позиции М.А.Лаврентьева (Председателя Сибирского отделения Академии наук СССР) и его единомышленников, что позволяет сегодня утверждать о долговременной значимости начатого 55 лет назад научно-образовательного эксперимента. Опыт и результаты наглядны и неоспоримы, однако для стратегической оценки масштаба тех событий требуются не только исторические, но также политические и социологические обобщения, выходящие за рамки психолого-педагогических трактовок создания и деятельности ФМШ НГУ.

Цели и предпосылки

Словосочетание физ-матшкола все чаще можно услышать в самых разных регионах. Активно создаются  факультеты  или центры  дополнительного образования, рассчитанные на компенсацию школьных пробелов у потенциальных абитуриентов с целью последующего приема их в конкретный вуз. Тем не менее, цели и специфика СФМШ НГУ были не просто иными, но дерзновенными,  привлекательными, масштабными.

Не больше не меньше, речь шла об элите для сферы науки, высшей школы и для оборонно-промышленного комплекса страны, о многоэтапном отборе, последующем обучении и трудоустройстве.

Об этом не всегда говорилось вслух, но мотивация и логика действий Вице-Президента Академии Наук СССР, депутата Верховного Совета СССР, кандидата в члены Центрального Комитета КПСС М.А.Лаврентьева и его единомышленников определялась решением этой государственной задачи.

Раскрывая характерные особенности первой в стране физико-математической школы с опорой на официальные документы, исторические исследования, мемуарную литературу акцентируем следующее:

во-первых, органическую и непосредственную связь идеи и практики деятельности ФМШ с академической наукой.

во-вторых, использование ресурсов новосибирского Академгородка, в котором начало работать в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 15 мая 1957 г. Сибирское отделение Академии наук СССР с двумя десятками научно-исследовательских институтов, нуждающихся в подготовке научной смены.

в-третьих, использование возможностей Новосибирского государственного университета как научно- экспериментального учебного заведения нового типа, получившего уникальное даже по современным меркам право утверждать оригинальные, а не типовые учебные программы и планы. Причем, непосредственно в Новосибирске, в Президиуме СО АН, а не в Москве, в Министерстве высшего и среднего образования СССР.

Ученый Совет и ректорат Новосибирского госуниверситета сделал ставку на использование уже оправдавших себя в МФТИ (Московском «физтехе») передовых методик образования и исследовательской деятельности. В том числе, на подготовку студентов с учетом нового технического оборудования базовых институтов, с учетом необходимости индивидуальной работы с каждым студентом-старшекурсником, однако при определении обязанности каждого студента участвовать в научной работе, начиная с третьего курса обучения.

Условия Новосибирского научного Центра способствовали реализации инновационных принципов и новейших научных достижений.

Благодаря построенной в столице Сибири специализированной научной библиотеки: ГПНТБ СО АН СССР (по оригинальному архитектурному проекту с многими подземными этажами) сюда стал поступать из книжной палаты СССР, из Москвы обязательный экземпляр выходящих в стране публикаций, что было дополнено к тому же приобретением за валюту зарубежных научных изданий, обширной подпиской Институтов СОАН СССР на научную периодику разных стран на английском, немецком, французском и даже японском и китайском языках, что поставило сибирских ученых в привилегированное положение в научно-образовательном сообществе страны.

Таким образом, подкреплялся  энтузиазм научной молодежи мерами организационно-технической и информационной поддержки. Формировалась  особая социально-психологическую атмосфера, в которой произрастали идеи создания и деятельности ФМШ при НГУ.

Еще раньше, в середине 50-х годов прошлого века, эта идея была обозначена в публикациях академика М.А.Лаврентьева на страницах центральной партийной газеты »Правда». Удалось суммировать  противоречивые мнения в научной среде и на страницах центральной партийной газеты насчет того «развивать ли любовь к творчеству у широких слоёв молодёжи или все таки «делать ставку на вундеркиндов  и «быстродумов». Как показывают мемуары, пришли к некоему компромиссу, к  пониманию необходимости решения двух задач: поисковой, нацеленной на выявление  талантливых учащихся в  «глубинке», в отдаленных населенных пунктах (прежде всего, сельских); фундаментальной (научно-образовательной) закрепляющей  специфику специализированных ФМШ в виде школ-интернатов как учебных заведений, нацеленных на фундаментальную подготовку учащихся с целью более раннего приобщения к  науке.

Конструктивная и острая постановка проблемы была поддержана группой авторитетных советских академиков (И. Г. Петровским, И. К. Кикоиным, Колмогогоровым Н. Н, Александровым А.Д. и др.), а в дальнейшем и министрами  нескольких отраслей оборонной промышленности Союза ССР (А.И. Шокиным, В. Д. Калмыковым, П. В. Дементьевым и С. А. Зверевым).

Роль академической науки

К реализации идеи физ-матшколы-интерната на организационно-управленческом этапе были непосредственно причастны представители «Большой Науки», причем, руководители институтов и научных подразделений СО АН и НГУ – член-корреспондент АН СССР Г.И.Будкер, член-корреспондент АН СССР А.А.Ляпунов, академик С.М.Соболев и многие другие.

Профессорско-преподавательский состав ФМШ при НГУ формировался из числа лучших научных работников, обладавших интересными результатами в науке, из числа руководителей научных школ, рассматривался и утверждался на заседании соответствующего партийного комитета, хотя партийность не была обязательным условием.

Обозначенные факторы определили особенности данного учебного-научного учреждения:

— высокий научный уровень преподавания и связь содержания обучения с последними достижениями науки и общественной практики (благодаря высокой квалификации профессорско-преподавательского состава и возможности непосредственного общения с авторитетными учеными (чье обаяние, притяжение и личный пример также воспитывали и воспитывают);

масштабность постановки подготовительной работы по поиску талантов в самых отдаленных районах Сибири, Дальнего Востока;

— понимание особых возможностей интернатной системы проживания, чтобы снять границу между учебным и внеучебным временем, проводя многие мероприятия  после занятий (так и было с многочисленными диспутами, например, «Есть ли жизнь на Марсе?» или «Как растопить лед Антарктиды?»), что представляется сегодня наивным, но в те годы серьезным образом обсуждалось на страницах научно-популярных изданий).

Таким образом, специфика ФМШ НГУ определялась и определяется высокой планкой деятельности, а соответственно, решающей роль СО АН СССР, задачами и методами обучения и воспитания в рамках нового типа научно-образовательного заведения.

Апробация идей и разработка предложений

Важным рубежом на пути создания первой в нашей стране физматшколы стало проведение в июле-августе 1962 г. так называемой «Летней» ФМШ, итоги которой с энтузиазмом были восприняты в самых разных советских регионах, в том числе в Москве и в Ленинграде, где параллельно с новосибирским Академгородком предпринимались попытки выстраивания работы с талантливыми детьми и молодежью.

Этот успех побудил поверить в перспективы будущей стационарной физматшколы.

Уже в августе 1962 г. академик М.А. Лаврентьев (поддержанный академиком АПН В.Н.Столетовым) направил совместное письмо в Правительство РСФСР с конкретными предложениями насчет необходимости создания системы физматшкол-интернатов, а в связи с затянувшимся решением вопроса поручил начать работу физматшколы в инициативном порядке за восемь месяцев до официального решения на правительственном уровне.

Можно удивляться сегодня, но подобная смелость была высоко оценена в Кремле и через короткое время Председатель Сибирского отделения АН СССР был утвержден на высшую должность в экспертно-аналитической иерархии тех лет, возглавив  Совет по науке при Совете Министров Союза ССР. В лаврентьевский Совет вошли 14 академиков и два высших должностных лица: Заведующий Отделом Науки ЦК КПСС и Президент Академии Наук СССР. Для поддержания повседневной деятельности Совету по науке была выделена отдельная комната в Кремле, а Председатель Совета стал регулярно подключаться к экспертному сопровождению партийно-государственной политики, тесно взаимодействуя с первыми лицами советского государства.

Таким образом, удалось активизировать, в том числе,  подписание Постановления Совета Министров СССР № 905 от 23 августа 1963 г. «Об организации специализированных школ-интернатов физико-математического и химико-биологического профиля». В документе обозначалась роль Московского, Ленинградского, Новосибирского и Киевского государственных университетов).

Развертывание масштабной деятельности и результаты

Принятые государственные решения стали стимулом для  активной реализации лаврентьевской научно-внедренческой модели: «Школа-Университет-Академия Наук» (усилиями НГУ, академических институтов, Президиума СО АН СССР), включая организацию системы экспедиций в отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока с целью поиска и отбора талантливых подростков, создание Олимпиадного Комитета при Президиуме СО АН СССР, подготовку и проведение в Новосибирском академгородке Всероссийской конференции по развитию олимпиадного движения школьников.

ФМШ при НГУ решительно интегрировалась  в систему Сибирского отделения Академии наук СССР. Поэтому удавалось решать вопросы жизнеобеспечения интернатной жизни и работы с талантливыми детьми и молодежью.

Школа-интернат с физико-математической и химико-биологической специализацией (ФМШ № 45 быстро стала любимым детищем Сибирского отделения АН СССР. В академгородке часто цитировали слова М.А. Лаврентьева:«Нет учителя без учеников!», «Увлечь способны только увлеченные!»

Результаты не замедлили сказаться. ФМШ НГУ постепенно утверждалась в стране и в мире в качестве экспериментальной площадкой по отработке новых методик физико-математического образования и этот опыт все чаще становился предметом обсуждения на международных конференциях!

Даже первые шаги ФМШ НГУ вызывали повышенный интерес  в мире.  Президент Франции, генерал Де Голль, премьер-министра Индии Индира Ганди, Президент Финляндии Урхо Калеви Кекконена и многие другие деятели мировой науки и политики, лично посещали новосибирский Академгородок, чтобы побеседовать с преподавателями и учащимися ФМШ. Приезжали индийские йоги. Визит английской королевы в силу каких-то причин был отложен , однако это уже другая история.

В настоящее время учениками академика М. А. Лаврентьева, Героя Социалистического труда, Лауреата Ленинских и Государственных премий считают себя 15 тысяч выпускников ФМШ – СУНЦ НГУ, из которых 4,5 тысячи человек – кандидаты наук, свыше 500 человек – доктора наук, и более десяти человек –академики и член-корреспонденты РАН.

Идеи и принципы этого выдающегося учёного, идеолога и организатора специализированных школ-интернатов физико-математического и естественно-научного профиля воплощают сегодня в жизнь 70 тысяч выпускников Новосибирского государственного университета, работающих на передовых участках науки и высшей школы, высокотехнологичного бизнеса, государственной службы в нашей стране.

Современные роли — задачи и направления деятельности СУНЦ НГУ

В настоящее время СУНЦ НГУ – это многоотраслевое научно-образовательное подразделение, занятое научно-методической и обучающей деятельностью. Своеобразную визитную карточку его определяют:

Во-первых, Всесибирская открытая олимпиада школьников по точным и естественно-научным дисциплинам, охват которой на  37 региональных площадках, выходящих за границы сибирского региона составляет 27 тысяч старшеклассников.

Во-вторых, «Заочная школа» на базе СУНЦ НГУ в которой на регулярной основе  обучаются около 2000 учащихся из 45 регионов России, а также Республики Казахстан, Белоруссии, Украины, Киргизии и Узбекистана индивидуально или по системе «Коллективный ученик»)

В-третьих, «Летняя школа» СУНЦ НГУ, куда ежегодно в августе приглашаются до 600 старшеклассников, часть которых из отдаленных сел и поселков нашей огромной страны.

Разноплановая деятельность проводится в дополнение к основной, по программам среднего образования для трех параллелей ( 9, 10, 11 классы), охватывающими 600 человек в течение учебного года.

Накопленный ценный учебный и методический материал опубликован в более 50 трехуровневых учебниках и большом количестве учебных пособий.

Серии учебников СУНЦ НГУ по математике отмечены премиями Президента РФ и Правительства РФ. Сборники задач по физике переведены на несколько языков и используются в учебном процессе других стран. Учебники по биологии издаются издательством «Просвещение» и используются по всей России.

Результаты учебной деятельности физ-мат-школьников также впечатляют. От 8 до 17 человек или от 3 до 7% в ежегодных выпусках СУНЦ НГУ составляет доля медалистов, в чем немалая заслуга профессорско-преподавательского состава во главе с директором СУНЦ НГУ, доктором физико-математических наук,профессором Николаем Яворским.

В командах Новосибирской области на всероссийских олимпиадах также преобладают представители этого учебного заведения, что является поводом для гордости профессорско-преподавательского состава и выпускников. Уникальность специализированной физико-математической школы-интерната (СУНЦ) НГУ  как начального звена в комплексе «ШКОЛА – ВУЗ – Академический ИНСТИТУТ», не имеет аналогов в стране (с точки зрения не только полувекового летнего опыта деятельности, но прежде всего, комфортных условий компактного новосибирского Академгородка.

О сохранении и сегодня привлекательности качественного физико-математического образования среди подростков, причем разных российских регионов свидетельствуют, в том числе, результаты совместного исследования в августе 2017 года АНО МИСИ («Московского института социологических исследований») и СУНЦ НГУ. Просматривается желание подростков углубленно осваивать точные и естественные науки.

Трансформации и деформации

Помимо впечатляющих результатов в организации работы с талантливыми подростками просматривается также ряд деформаций вследствие многих причин.

Вроде бы случайно, из-за распространенной скороговорки стали выпадать две буквы (первая и последняя), из аббревиатуры СФМШИ (специализированная физико-математическая школа-интернат), искажая и упрощая в итоге исходный смысл и специализированный статус, как образовательно-научного учреждения (ПРИ университете),  что юридически привело уже в конце 80-х годов прошлого века к утрате самостоятельности и полноты прав.

Понижение статуса до уровня подразделения университета (хоть и с широкими полномочиями)неизбежно привело к сужению возможностей и к накоплению организационно-технических и финансовых проблем, отражающих противоречия задач и сузившихся возможностей, что еще более усугубила недооценка, (прежде всего, федеральными чиновниками), важнейшего принципа деятельности ФМШ-СУНЦ – роли интерната как условия жизнедеятельности талантливой молодежи. Из-за скороговорки и сокращаемого наименования специализированная физматшкола-интернат стала как-то невольно приравниваться к иным ФМШ различных вузов страны, а точнее к факультетам или к центрам довузовской подготовки с дневным форматом работы.

Подобные недоразумения стал резко снижать эффект деятельности не только ФМШ-СУНЦ НГУ им. М.А.Лаврентьева, но также аналогичных СУНЦ: СУНЦ им. Колмогорова  Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургского госуниверситета и Уральского федерального университета.

Длительное время накапливавшиеся проблемы прорвались самым неожиданным образом в 2012 году, когда Советский районный суд г.Новосибирска признал деятельность СУНЦ НГУ несоответствующим текущему законодательству и, прежде всего, Федеральному закону «Об образовании» определив штрафные санкции в 100тысяч рублей и требуя заменить преподавателей – научных работников (с научными званиями) на школьных учителей.

Правовой спор, перечеркивающий смысл деятельность СУНЦ НГУ по подготовке научной мены, удалось корректно разрешить.

Однако проблемы – правовые и финансовые – сохраняются. В частности, с 2016 года СУНЦ НГУ не получает бюджетного финансирования от Минобрнауки на интернатное содержание, определённое в 2017 году методиками того же Министерства в размере 133 тыс. руб. на одного воспитанника в год применительно к региональным условиям Новосибирской области (без учёта затрат на коммунальные услуги).

Поскольку возможности материальной помощи этой категории обучаемых за счет фонда целевого капитала развития СУНЦ НГУ ограничены, то затраты и расходы перекладываются на плечи родителей, не позволяя принимать талантливых подростков из малообеспеченных семей. Это реальность, отражающая разрушительное влияние принципов либерализма на позицию российского государства в отношении талантливых детей и молодежи.

Таким образом, в политической повестке дня не только обобщение многолетнего опыта работы в Сибири и на Дальнем Востоке с талантливыми детьми и молодежью, но решение назревших проблем, уточнение правового статуса СУНЦ флагманских университетов страны, исходя из установки Президента России о том, что поиск и поддержка талантов – это государственный приоритет Российской Федерации!

Исходя из этого и нужно бы оценивать сегодня результативность работы главы Минобрнауки, вице-премьера российского Правительства отвечающего за этот участок работы, глав субъектов Федерации, на территории которых конкретный СУНЦ одного из ведущих университетов страны. Именно от понимания перечисленными должностными лицами президентской установки и степени личной ответственности зависит то, о чем придется говорить Владимиру Путину во время следующей встречи с учащимися СУНЦ НГУ.

Новые задачи и перспективы

Судя по всему, ключевой задачей в настоящее время является уточнение места и роли ФМШ – СУНЦ флагманских университетов России в формируемойНациональной стратегии работы с талантливыми детьми и молодежью.

В политической повестке дня страны – необходимость управленческих решений на федеральном уровне и принятие специального постановления Правительства РФ, чтобы системообразующая и оправдавшая себя роль физматшкол (СУНЦ) в формировании интеллектуальной элиты России была обобщена и усилена. В этом видится смысл и стратегическая цель деятельности российского государства в ХХI веке.

***   

Когда то, в начале 60-х годов прошлого века создание СФМШИ стало вызовом для  психолого-педагогической бюрократии, убеждавшей, что все дети талантливы и выделять кого-либо нецелесообразно. Однако за прошедшие десятилетия убедительно доказано, что одно дело – талантливое освоение школьных предметов по естественным и точным наукам, а другое дело – талант разработки и решения актуальных проблем физики, математики, химии, биологии, что может в итоге «осчастливить человечество»! Лишь ограниченному числу людей доступно решение подобных задач, что можно уже обнаружить в школьном возрасте.

Благодаря разноуровневой системе олимпиадной работы удалось выявить молодые таланты, обладающие предрасположенностью к точным и естественным наукам, а благодаря высокому научному уровню преподавания за прошедшие полвека удалось реализовать на базе ФМШ-СУНЦ НГУ долговременный эксперимент с мультипликативным эффектом действия.

Его значимость благодаря  непосредственному участию ректората НГУ, Президиума СО АН (РАН), территориальных органов власти, далеко вышла за рамки конкретного подразделения и среднего образования к системообразующей роли в развитии огромной территории от Урала до Тихого океана. Немалую роль в решении этой задачи сыграли интернатная форма обучения и непосредственное общение учащихся ФМШ с выдающимися российскими (советскими) учеными и организаторами науки.